817 оценок 5 рейтинг, 817 оценок

Ходячие мертвецы 1 сезон 2 эпизод игра

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


Анекдоты

- Сколько твоему сыну? - Пять лет. - Пора к школе готовиться… - Уже. - Читаете, пишете? - Да нет, в секцию карате отдали.

Афоризмы

Великие умы обсуждают идеи Средние - события остальные обсуждают людей

Слава знаменитого итальянского оперного певца Карузо долго не давала покоя известному советскому певцу Леониду Утесову. Конечно, Леонид Осипович понимал, что иметь такой силы голос как у Карузо или петь с аншлагом в Ла-Скала у него просто никогда не получится. Но вот достигнуть в Советском Союзе той популярности, какую имел Карузо в Италии, особенно после выхода на экраны кинофильма «Веселые ребята» у Утесова ходячие мертвецы 1 сезон 2 эпизод игра были все основания. А Карузо в Италии был очень популярен. Например, будучи однажды на гастролях где-то далеко от Рима, Карузо получил от своего импресарио денежный перевод. Великий итальянец, отправившись на почту, чтобы получить деньги, обнаружил что забыл в гостинице свои документы. Не смутившись этим фактом, Карузо попросил выдать ему деньги - и немалую сумму - просто так. И когда работники почты резонно спросили его - а как он докажет, что он тот самый Карузо, которому пришли деньги - мастер вышел на середину почтового помещения и запел в полный голос свою арию из оперы «ТОска». Удивление, восхищение, аплодисменты, слава, выданые деньги... Итак, Леонид Утесов приехал на гастроли в Новгород. И получил денежный перевод от Госконцерта. Представилась реальная возможность сравнить себя с Карузо. И, намеренно оставив свои документы в гостинице, Утесов направился на почту. Дальше история практически повторилась - просьба выдать деньги просто так, вопрос почтальонши о подтверждении личности, и, наконец, апофеоз - вышедший на середину комнаты Утесов поет песню «Легко на сердце от песни веселой» из кинофильма «Веселые ребята». Но вот окончание у истории получилось другим. Дослушав песню до конца, раздраженная почтальонша посмотрела на Леонида Осиповича и строго сказала: - Гражданин! Прекратите хулиганить, а то я сейчас милиционера позову! Предъявите паспорт! В.Х.


Стихи

Недавно моя радость из ментовки (Работает в хозчасти где-то там) Приперла мне какой-то беспонтовки. Немного так. Пяток, примерно, грамм. Сказала: «Помнишь, в прошлую субботу Ты про «удафф» какой-то говорил, Что там, мол, все раскуривают что-то, А ты еще ни разу не курил? У нас сегодня пиздили цыгана: Он, сука, детям коноплю толкал, Конфисковали граммов двадцать плана, И каждый мент домой немного взял. Я попросила: мне немножко дайте, Мой тоже пыхнуть хочет, говорю… Попробуй, раз так принято на сайте. И я, наверно, тоже покурю». «Спасибо, - я сказал, - моя родная, Раскуримся с тобой, базара нет. Вот только как забить, пока не знаю, Придется, видно, слазить в Интернет». Вот Яндекс.ру. В командной набираю Тупую фразу: «Как забить косяк», И очень быстро ссылку получаю: Инструкция и схема – все ништяк! Послал свою за «Беломором» в лавку, Взял папиросу, вытрусил табак, Смешал его по схеме с этой травкой И смесь обратно запихал в косяк. Я в качестве моральной подготовки Перечитал все сказки Гайдука, Поджег косяк, держа его неловко, И потянул дымок в себя слегка. Потом любимой передал беспечно (О, если бы я знал тогда, мудак!). Она сперва закашлялась, конечно, Но ничего, потом пошло взатяг. Ну, докурили… Что-то не вставляет. В квартире тихо – хоть пиши стихи. Читал: одних на хавчик разбивает, Других же пробивает на «хи-хи». И вдруг я как-то резко тяжелею, Не шевельнусь. Все тело как свинец. Лежу недвижный, сам с себя хуею: «Ну, докурился, - думаю, - пиздец!» И вдруг моя мурлычет, словно кошка, Район моей ширинки теребя: - Ты знаешь, вроде, вставило немножко, И это… милый… я хочу тебя! С трудом недвижной шевеля губою, Шепчу: «Да мне сейчас ни сесть, ни встать, Какие тут поебки, бог с тобою! Ты потерпи, пока отпустит, мать». Она: «Я не могу. Сейчас, не позже! Люблю тебя! Хочу! Схожу с ума! Не можешь встать? Нашел проблему тоже! Лежи, родной: все сделаю сама». С меня рванула джинсы озверело, Минетом мне приблуду подняла, Раздевшись, на нее с размаху села И драть меня безбожно начала. Уж за полночь. Она меня утюжит. Ебет, как скотник птичницу в стогу, Орет на всю округу: «Милый, ну же!» А я лежу – и кончить не могу… Оторвалась по полной моя зая: Она верхом скакала до зари… На мне потом уснула, не слезая, Как и была – с концом моим внутри. …Два дня лечил потертости на шкурке (Моей-то что: натрахалась – и рада). Ебал я в рот подобные раскурки! У вас такого не было, камрады?